• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: я вижу свет в твоих глазах. это тараканы в твоей голове устроили салют. (список заголовков)
00:57 

Мы с тобой одной крови
19:35 

Мы с тобой одной крови
А еще котик просто, выр-выр-выр и фыр-фыр-фыр bathsheb нарисовала арт на мой фик к тайному сатане санте. Авввв. Мой улыбальник сейчас треснет от умиления.

Мерриль с ромашковым чаем. Все потому, что ромашковый чай делает мир лучше а людей/эльфов - спокойнее.

@темы: Dragon Age, В темные времена хорошо видно светлых людей. Их подсвечивают снизу. Кострами., Вита, а где у нас дуршлаг?, Еноты дети Сатаны, КОТИК ПРОСТО, Мааааааам, ну я же на охоте!, Я вижу свет в твоих глазах. Это тараканы в твоей голове устроили салют., Я водяной, я водяной, никто не хочет спать со мной, похождения птички-наивняка

23:39 

Мы с тобой одной крови
О людях в голове писать немного страшнее. Но назвался груздем...

Меня зовут Саша. Долгое время я к своему имени относилась примерно в духе "не Рита/Оля/Галя и хорошо" владелицы имен, простите . Но, спустя двадцать лет, как-то привыкла, полное имя - Александра - даже нравится. Бабушка иногда шутит на тему Шурочки, но то бабушка. Ей можно.
Во вконтакте меня зовут Никита Аверин и не иначе.
Переименовалась я года четыре назад, может, больше.
И когда меня спрашивают, почему именно Никита, я с чистой совестью отвечаю, что просто так. Потому что в этом ответе скрыта львиная доля правды.
Изначально Ник задумывался как персонаж. То есть, не изначально задумывался как персонаж, изначально это и был персонаж, кто ж знал, что в итоге из этого выйдет. Кстати, конкретно за него я как-то уже писала здесь. Что Ник - мужской вариант моего Я, и вытащить на свет тихую застенчивую Александру раньше мог только он.
Я советуюсь с ним, как бы это ни звучало. У него может быть отличное от моего мнение, и это помогает мне увидеть ситуацию с разных сторон.
Он вспыльчивый, упрямый, иногда дебил. Если я всегда прямо признаюсь себе в том, что конкретно я чувствую и как с этим бороться, то Ник будет до конца отпираться. А еще с ним хорошо обсуждать какие-то идеи.
В общем, я никогда не буду одинока, ибо мне всегда хватит моей шизы.

А еще есть Антон. В Антоне есть что-то от готического принца, и от моей страстной любви к светлоглазым брюнетам - тоже. Из всех он самый молчаливый, самый злой и самый язвительный. Если упрощать, то он - то шило в заднице, которое порой мешает мне держать язык за зубами. И мне от этой язвительности достается едва ли не больше, чем остальным. Зато, в отличие от всяких там готических принцев, он не грустный, не переносит страдашечек на пустом месте и слишком долго, а вот на другие страдашечки он готов смотреть с попкорном. Особенно на мои раньше любил смотреть.
У Антона сложные взаимоотношения с другими. С Ником так вообще вооруженный нейтралитет сойдет за радость.
В то же время Антон - это тот голос, который мне иногда не терпящим возражения тоном говорит "соберись!". Если Ник - мягкая братская поддержка, то Антон это стальной каркас. В последнее время я научилась его малость сдерживать, что меня сильно радует. Он хороший на самом деле. Просто детство было трудное, агась. :rotate:
Вообще, из всех нас он самый цельный. Никаких сомнений - это про него.

И есть Джейн. Она появилась позже всех, появилась она не слишком-то хорошо: изначально она во снах постоянно пыталась меня убить. И я на полном серьезе бегала от нее. Потом как-то сгладилось, мы даже умудрились подружиться. То есть, я-то на нее не злилась вовсе, а она на меня перестала. Отпусти и забууудь...
Единственный среди нас образец здравого смысла и рассудка, потому что Ник иногда дятелко, Антону слишком нравится наблюдать и гадать, что же случится в итоге, а я порой чересчур подвержена эмоциям.

Я прекрасно понимаю, что это все - выдуманные персонажи. Но у них есть голос, у них есть внешность, у них есть характер. И пока я в глубине души осознаю, что они - это я, а не просто левый голосок в голове, они будут со мной.
И я никогда не буду одинока.

@темы: похождения птички-наивняка, Я водяной, я водяной, никто не хочет спать со мной, Я вижу свет в твоих глазах. Это тараканы в твоей голове устроили салют., Мааааааам, ну я же на охоте!, Лучше бы тебя бобры сожрали!, У нас секс как премия Оскар. Раз в году. И я Ди Каприо., Еноты дети Сатаны, Вита, а где у нас дуршлаг?, В темные времена хорошо видно светлых людей. Их подсвечивают снизу. Кострами., - Хочешь, я согрею твою ледяную душу? - Нет, больше на этот розыгрыш с адом я не куплюсь!, - "Иисус - рептилоид!" - "Ты смотри, тебя сейчас опять бог покарает".

03:12 

Мы с тобой одной крови
О людях в голове. И местах в голове. И вообще о том, что в голове.

Начать, наверное, стоит с небольшой предыстории.
Все в курсе, что есть такой режиссер научной фантастики, как Кристофер батькович Нолан. В число его фильмов, помимо трилогии с человеком-летучей мышью и давешнего Интерстеллара, входит так же неплохой такой фильм Начало, который года три назад вывел меня на дневник Водолея - девы, с подачи которой, я и завела свой дайр. Дева эта мила, юна и прекрасна. Простите, но меня сбивает на чертово ми-ми-ми.
Так вот, у девы этой есть по Началу и главной слешной паре этого фильма очень хороший фанфик. Дорога на Стокгольм. Фанфик этот, как и все её фанфики, которые повествуют о большой, чистой, светлой и доброй любви, щедро сдобрен нон-коном и насилием, бгг.
Суть фанфика какова. У Имса два члена! =D Рибятсы, конкретно Артур и Кобб, пытаются мудрить с уровнями сна, и Артур внезапно проваливается не то в мир Атомного сна, не то в мир Безумного Макса И - ирония, мать её. И, в общем, суть да дело, существует теория, что мир этот - лимб Имса. И лимб это как подсознание человека, что ли.

Девочка Саша - человек впечатлительный. Идея с лимбами её захватила. Причем не сказать, что просто так захватила. Там была неплохая такая
мотивация. А вот два Имсовых члена оставили равнодушными. Ну, есть и есть. Пусть будут :tease2: Определить, что же из всей это чертовой круговерти - лимб.
Потому что лет с четырнадцати есть у меня места в чертогах разума. То есть, ежику ясно, что это не настоящие места, что я просто их представляю, представляю, что я там. Но конкретно там мне всегда становится хорошо и спокойно.

В общем, ох, йори-йори, буду писать я про эти места в чертогах разума. И про людей. Хотя про людей тут на самом деле очень немного.

«В прохладном, гладком, хрупком мире, отгородив его стеною, живет создатель роз и лилий, боготворящий неживое...» Otto Dix - Стеклянные цветы
Появился он лет в тринадцать-четырнадцать, но я склоняюсь больше к последней цифре. Наверное, это был ответ радом на все происходящее вокруг, и на нелегкую пору как полового созревания, так и прочих подростковых закидонов, в числе которых не самые приятные. Выглядел он как огромный бальный зал, в котором полно танцующих фарфоровых кукол. То есть, куклы даже не танцевали на самом деле, они просто стояли в различных позах, как на картинке. И там было темно. А единственный светлый уголок - мой уголок, у стены, с большим окном. И там тоже была кукла. Только хорошая и моя. И когда я думала, что я там, мне было очень хорошо. Я была в безопасности, что ли. Не помню, по какой причине я туда приходить перестала.
Переходы, кстати, тоже вещь забавная. Они просто случаются.

«Я по дну бы морскому навстречу пошла, только в компасе старом сломалась игла» Мельница - Лента в волосах
Я не уверена, когда появилось конкретно это место. Быть может, лет в шестнадцать. И оно не второе, оно третье на самом деле. Но со вторым все очень и очень сложно. Шестнадцатилетие обрушилось на меня, как гром среди ясного небо. Оно не отмечалось, вышло скомканным и не особо веселым, хотя, по большой такой идее, я его отмечала с парнем, который мне нравился. По большой такой идее. Ага.
У Хаяо Миядзаки есть замечательная просто лента - Унесенные призраками. Так вот, когда Тихиро едет на поезде через океан к бабушке-Дзенибе, она проезжает мимо островка, на котором стоит дом. И мой дом был на похожем островке.
Такой хорошенький домик в один этаж, с кроватью у стены, книжной полкой, столом и маленькой кухонькой с печкой, которую нужно топить дровами. Понятия не имею, откуда у меня на островке размером меньше моей квартиры, нашлись вдруг дрова. Зато я точно знаю, что на окнах были белые занавески, была белая же скатерть, были листы с пером и чернилами, была яблоня во дворе. Кругом было море, волосы мои выцвели от солнца и соли, и вечерами можно было слышать, как грохочет поезд. И звезд на небе было безумно много. И можно было зажечь керосиновую лампу, и читать ночью у окошка. А подушки и матрац на кровати были восхитительно мягки, как те, которые были на кровати у бабушки с дедушкой в деревне. Далеко в детстве.
Это самое светлое, из всего, что у меня было.

Даже не знаю, что сюда написать. Разве что «I will be your living legacy»
Номер два и четыре по совместительству.
Они связаны очень сильно, а номер два это вообще магическое место. Точка респауна, иначе не назовешь. Здесь я оказывалась много раз, и каждый раз место неуловимо менялось. Изначально это была просто полянка над обрывом посреди леса. Потом обрыв как-то разросся, и полянка оказалась высоким таким плато над равниной. Аккурад под поляной раскинулся город. Но о городе будет позже.
Потом, неведомо какими путями, появилось дерево. Дерево было огромным, места под кроной хватило бы на небольшой домишко. И под этим деревом было хорошо сидеть. Это дуб был, кстати. Дуб этот очень постепенно оброс малиной. И терновником. Ночь. Чтобы сменить день на ночь нужно было обойти вокруг дерева. Своеобразный ритуал, хе. А потом дерево засохло. Печали моей не было предела. Я любила под ним сидеть и смотреть на город.
Ночью было страшнее, на лугу, ближе к лесу, паслась белая кобылица. Привет, кошмары. Или смерть - в мифологии оно едино почти. Но все равно это был маленький островок безопасности посреди леса. К тому же, он был безумно красив.

Город едва ли не самая странная часть. Их изначально было целых два. Один мрачный, серый, неуютный и за стеной. Сейчас, слушая о всяких там дивергентах, я немного дико ржу. В шестнадцать лет мой мир-антиутопия был куда продуманней. По крайней мере, у меня оппозиция действительно отличалась от общества, агась. А второй - уже разрушенный, заброшенный, покинутый, заросший лесом. Припять через двести лет. В общем, какое-то время я металась между городами, пока в один прекрасный момент до меня не дошло, что город-то один и тот же. Планировка улиц та же, храм в центре - один. Просто время разное. Один - прошлое, а второй - будущее. Будущее я любила больше. В будущем в городе никого не было. Абсолютно никого.
Храм, кстати, особенное место. Что-то вроде сердца города. На самом деле это дикий лабиринт из комнат, и начинается он действительно как храм. Но там есть и библиотека, и обычные комнаты, и длинные коридоры, и кухня, и залы для приемов, и есть даже комната с озером посередине. Сборная солянка какая-то получилось, на храм-то толком не похоже, но храм. Пусть будет идея фикс.
Я спала в одной из комнат-библиотек. Там матрац был, чайничек походный с водой. Комнатка с озерцом рядом. Конкретно ту комнату, в которой я спала, время неплохо так порушило, сквозь дыру в потолке было видно небо. Лианы проросли сквозь стены, а книги норовили рассыпаться в пальцах. Но это все же был дом.
Здесь я провела больше всего времени. Было мне одиноко, не особенно печально, и вполне себе неплохо.
Хотя, наверное, не совсем мне.
Здесь впервые появляется Ник. Хотя тут все появляются, так что, об этом ниже.

Место с эпиграфом в одно слово: «Холодно»
У милого-милого Водолея есть еще два хороших фанфа, только на этот раз по торолоки. Один - Йотунхеймская роза, второй - Дети Снежного короля. Причем первый, он на самом деле в фандоме первый, если ничего не путаю. А я не путаю, ибо там насилия, как такового, почти нихт. Значит одна из ранних работ.
Оба фанфа про Йотунхейм.
Младшей Эдды я не читала. Старшей - тем более. Скандинавскую мифологию знаю весьма посредственно. Ни Тора, ни Мстителей я не смотрела. Поэтому тут уж чисто мое воображение работало.
Йотунхем нехорошее место. Хотя будет и хуже. Во-первых, там холодно. А я теплолюбивый, очень теплолюбивый человек. Это, наверное, единственный из всех выдуманных миров, где мне было реально очень холодно. Во-вторых, свет там тоже неприветливый. Я не люблю холодные тона, я тепло люблю, угу. В-третьих, это место появилось курсе на втором колледжа, когда меня корежило по-страшному. Это тупо ледяная пустыня. Все происходит под землей. Йотунов, как таковых, там тоже нет. Я их слышала, но не видела. Зато под пустыней ледяные катакомбы. И тут уж лед всех цветов и оттенков, огромные залы, замечательные наскальные рисунки изо льда, кругом лед, лед, лед. Холодно.
В Йотунхеме был король. Как король - живая ледяная статуя. Он был страшный, грозный, пил кровь из черепушек врагов. Мое отношение к нему - двоякое. Вроде бы страшно, но я-то знаю, что ничего мне не сделает.
Ледяной король - пережиток плохой моей влюбленности, или любви. Когда понимаешь, что надо идти, черт возьми, дальше, а тебе не идется никак. Потому что... Просто потому что. Не знаю. Все сразу. Чувство вины, грусть о потраченном впустую времени, старые привычки. Много чего.
Парадоксально, но холодный Йотунхейм я люблю.

Место без эпиграфа вовсе.
Хинном. За основу был взят мир субтерры из книги Преисподняя. Те же пещеры, тот же город, тьма ужас и страх. Толком ничего не помнится, помнится только, что было. Я злилась тогда в основном, много ругалась с Кариной, с родителями, с одногруппниками. Не попадало разве что Вите, или ей попадало тоже, а я и не помню. Помню, что в основном бегала от рогатого чудовища, что в Хинноме есть своя королева. И лучше попасться королю из Йотунхейма, чем ей. Он хотя бы быстро убьет и относительно безболезненно. И если хэдди из мира Преисподней были лишены какого-либо пигмента на коже, то мои хэдди почему-то были скорее афроамериканцами. Не знаю, почему. Как-то так.
Нет меня там, и слава богу. Надеюсь, больше не вернусь. Я все места обычно воспоминаю, возвращаюсь туда иногда. А это - нет.

«Wait for me, wait for me, wait for me, wait for me now» Rise Against - Wait for me
«Джеймс это не кочка, не куст. Это ровная, сухая, широкая тропинка через все блядское болото, на которой не нужно поминутно хвататься за что угодно, лишь бы не утонуть. Понимаешь ты это?.. Не трогай ты меня, блять, ради бога, не тащи меня в болото!»
«Я попал на берег могучей Леты, самой милосердной из горних рек» Арчет

Место аж с тремя эпиграфами.
Зима, второй курс и, наверное, до зимы третьего. Собственно это прямое следствие Йотунхейма: хотела идти дальше - иди. Через болото, угусь.
Есть такие гравюры для детей или не очень: на черной дощечке вырезаешь белыми линиями-штришками картинку. Это место, как картинка: кругом черным-черно, где-то на горизонте белеют смутные контуры гор, пахнет полынью. Сладковато пахнет, страшно. Через все болото проходит лишь одна узенькая каменная насыпь, и нужно пройти по ней, и не сорваться в воду. Вода на вкус отдает лакрицей, она черная, был бы свет, блестела бы. И вот я иду посреди этого чертового болота, понятия не имею, где в итоге окажусь. А в воде бледные-бледные умертвия, как русалки, что заманивают моряков в пучину. Их много, они тянут руки и зовут "иди к нам, иди к нам, у нас будет хорошо, не будешь ни о чем волноваться, забудешь обо всем". И шепот такой вкрадчивый, невозможно не поддаваться. А я иду и тихонько напеваю: wait for me now, take off this crown to break all these vows... И все в таком духе. А так хочется прекратить идти непонятно куда, плюнуть на все и нырнуть. Я прекрасно понимаю, что меня на дно утянут, но это же Лета. Я обо всем напрочь позабуду, так что и не страшно вроде. На одном упрямстве я, значит, иду, а на середине болота я оступилась, сорвалась в воду. Конец немного предсказуем.
Но я не жалуюсь. Зато после этого болота мне стало куда как лучше.

«I know I've been here before and survived» Vertical Horizon
Сейчас.
Про себя я называю это место Скайхолдом, потому что это Скайхолд и есть весь на деле. Хорошая крепкая крепость в горах. Надежные стены, много комнат, укромных уголков, сад есть с конюшней даже. Есть огромная библиотека, есть маленькая часовенка, есть тронный зал, но тронный зал это мелочи. Есть витражи на окнах, есть жаркая кухня. А вообще, здесь люди есть. И люди - самое главное.
Нигде людей ведь не было раньше, я всегда была сама по себе.
А здесь люди есть.

Такие дела.
Наверное, о других людях буду писать в следующем посте.

P.S. Самой не верится, что я все это написала. Это сугубо личное. Пойду подышу в пакетик, да. И спать потопаю.

@темы: разности, похождения птички-наивняка, борьба шушпана и чушпана, Я водяной, я водяной, никто не хочет спать со мной, Я вижу свет в твоих глазах. Это тараканы в твоей голове устроили салют., Мнения, как яйца: сколько не имей, а получать по ним больно, Мааааааам, ну я же на охоте!, Лучше бы тебя бобры сожрали!, Еноты дети Сатаны, Вита, а где у нас дуршлаг?, В темные времена хорошо видно светлых людей. Их подсвечивают снизу. Кострами., - Хочешь, я согрею твою ледяную душу? - Нет, больше на этот розыгрыш с адом я не куплюсь!

21:50 

lock Доступ к записи ограничен

Мы с тобой одной крови
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
20:33 

lock Доступ к записи ограничен

Мы с тобой одной крови
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL

Diary of J

главная